Версия для слабовидящих

2022 год glavnaya Новый Узбекистан

К историческим корням. Как живут синоязычные мусульмане в Узбекистане

К историческим корням. Как живут синоязычные мусульмане в Узбекистане

Среди представителей многочисленных национальностей и народностей Узбекистана есть удивительный народ, проживающий на нашей земле уже более 140 лет. Это потомки синоязычного этноса – дунгане. Они являются одним из немногих народов, который сформировался не по национальному, а по религиозному признаку.

Дунгане – мусульмане. Они переселились на территорию Средней Азии в конце XIX века после поражения длительного восстания против империи Цин (1862-1877 годы). Кто такие дунгане, как они появились на территории Узбекистана, чем живут сейчас и как интегрируются в узбекское общество, рассказал этнограф, кандидат исторических наук, заслуженный деятель культуры Узбекистана, председатель Дунганского культурного центра Мане Савуров.

Китай и Мавераннахр – родители дунган

«В истории устоялось мнение, что дунгане произошли от браков между арабами и китаянками. Есть даже легенда об этом. Небольшая часть дунган, действительно, имеет арабские корни. Однако главным компонентом в их происхождении были китайцы. Как за счет женщин, на которых женились приезжие, так и за счет китайцев, которые приняли ислам в разные периоды истории Китая, особенно в первой половине XIX века. Хочу особо отметить, некоторые исследования показывают, что в жилах нашего народа течет также и среднеазиатская кровь: среди наших предков по мужской линии были и выходцы из Мавераннахра. Об этом многое говорит», – отметил Мане Савуров.

photo_2022-03-20_22-07-12.jpg

Так, например, дунгане исповедуют ислам ханафитского мазхаба и совершают ният на таджикском, а не арабском языке. Также ученые выявили более 20 языковых признаков, которые дунгане унаследовали от среднеазиатских народов. В Китае они также жили махаллями, а одним из любимых занятий у них была торговля.

«Когда я был в Китае, то заметил очень интересную вещь. Китайские дунгане так же, как и мы, варят шурпу и крошат в нее свежий хлеб. Эта привычка сложилась исторически, когда среднеазиатские торговцы – узбеки и таджики из Мавераннахра – в пути варили суп из мяса и овощей и крошили туда высохший в долгой дороге хлеб», – поделился Савуров.

То, что дунгане – выходцы из Средней Азии, подтверждает и исследование, которое проводилось в США: ученые изучили состав крови одного из представителей дунганской народности и не обнаружили в ней признаков арабского происхождения. Поэтому, бежав после антицинского восстания, многие дунгане, можно сказать, вернулись к своим истокам.

«Это случилось в декабре 1877 года. После последней битвы из 20 тысяч дунган осталось чуть больше шести тысяч человек. Под предводительством своего вождя Бай Янху они двинулись к горам Тянь-Шаня, чтобы пересечь их. Это был самый снежный год. Голодные и в обуви из ткани они преодолели горы высотой в четыре тысячи метров. Дошла лишь половина», – рассказал собеседник.

Так дунгане оказались на нынешней территории Кыргызстана и Казахстана. Администрация и местное население приняли беженцев хорошо. Предприимчивые по натуре представители этой народности уже на второй год своего пребывания разбили здесь свои огороды, организовали перевозки в Ташкент на запряженных лошадьми арбах, а также начали привозить товары и торговать ими. Далее часть торговцев переселилась в Ташкент и Ташкентскую область.

photo_2022-03-15_14-11-31.jpg

 

Дар второй родине

Дунгане – очень хорошие земледельцы. Поселившись на территории Узбекистана, они принесли с собой традиционные сельскохозяйственные культуры – дунганские редис и перец, джусай (душистый китайский лук) и джанду (стручковая фасоль). Они развили здесь культуру огородов, обучали местное население умело использовать каждый сантиметр земли. Даже небольшой огород у дунган давал урожая и доходов больше, чем целые колхозные поля.

«Также вместе с корейцами дунгане помогли поднять на новый уровень сферу рисоводства в республике посредством введения в оборот новых сортов риса, тщательной обработки земель до посева, двукратной прополки и внесения удобрения. Урожайность на их полях в среднем достигала 70-80 центнеров с гектара, в то время как местные рисоводы добивались лишь 15-20», – утверждает Савуров.

До конца XIX века на территории Центральной Азии и СНГ знали только одно слово на китайском языке – чай. Вместе с дунганами и их культурой в быт среднеазиатов вошло множество других слов и наименований – лагман, манпар, манты, фунчоза и другие.

Слово «манты», как утверждают историки, пришло из китайского языка. По одной из легенд автором кулинарного изобретения стал китайский полководец и государственный деятель эпохи Троецарствия Чжугэ Лян. Она гласит, что для благополучного перехода реки обычай требовал принести ей в жертву несколько человек. Однако ему было жаль губить людей. Потому он велел приготовить пампушки из теста и бросить их в реку. Мучное изделие назвали «мань ту» – отрубленные головы.

photo_2022-03-15_14-01-36.jpg

 

Культурное возрождение

Сейчас в Узбекистане насчитывается 4,5 тысячи представителей этой удивительной народности. Большинство из них проживает в Дунган-махалле, расположенной в Уртачирчикском районе Ташкентской области. Эту маленькую деревеньку называют маленьким Китаем в Узбекистане, поскольку все ее жителей являются носителями китайского языка и культуры.

Мане Савуров отмечает, что именно такое компактное проживание позволило им сохранить свою идентичность. В это же время дунгане, проживающие в Ферганской долине и Ташкенте, уже не знают языка предков, а в паспорте записаны как узбеки. Поэтому Дунганский культурный центр, созданный в 1990 году, проводит активную работу по сохранению национальной культуры дунган.

«В годы СССР к нам хорошо относились, при этом с установлением независимости Узбекистана появилась еще и адресная помощь в плане сохранения культур этнических меньшинств. Находясь вне ареала собственной культуры, мы не можем остановить наступление окружающей культуры. С другой стороны, мы, конечно, не можем себя законсервировать, но государство прилагает все усилия, чтобы помочь нам сохранить образцы нашей культуры и национальную идентичность», – рассказал собеседник.

Так, например, на выделенные государственные гранты было издано несколько книг, которые хранят историю дунган, в частности, историю их появления и развития на территории Узбекистана. За счет материальной помощи поддерживается деятельность культурного центра и народных ансамблей.

photo_2022-03-15_14-01-07.jpg

Дунгане многое переняли у узбеков, но в то же время чтят свои традиции. Например, у каждой дунганской семьи в доме имеется традиционный топчан с подогревом. Свадьбы здесь проходят по древним обычаям, молодожены облачаются в традиционные одеяния, совершают классические обряды, которые не сохранились даже в Китае.

Наряду с Наврузом, Днем независимости и прочими торжествами дунгане широко отмечают традиционные для всех китайцев Праздник весны (Новый год по лунному календарю), День образования КНР и многие другие.

«На торжества приглашаем представителей посольства, китайских компаний. Их работа предполагает долгое пребывание вдали от Родины, и такого рода мероприятия в Дунган-махалле дают возможность мысленно побывать дома», – делится Мане Даурович.

Большое внимание представители дунганской диаспоры уделяют сохранению родного языка. В школе №42 Уртачирчикского района, где большинство учащихся составляют дунгане, стали преподавать китайский язык.

«Мы очень долго этого добивались и это свершилось. Из Китая нам направили учителя. Однако эта работа приостановилась ввиду карантина. Сейчас она снова возобновляется», – рассказал он.

photo_2022-03-25_21-26-37.jpg

К слову, китайские компании, которые работают в Узбекистане, активно помогают развитию дунганской диаспоры. Например, Asia Trans Gas и Huawei помогли отремонтировать кабинеты в школе и актовый зал, предоставили мебель и техническое оборудование – умные доски, компьютеры, планшеты.

Посольство Китая на постоянной основе оказывает помощь малообеспеченным семьям дунган продовольствием и медикаментами. В прошлом году им также было предоставлено в пользование 40 комплектов солнечных батарей. Кроме того, при помощи спонсоров и Дунганского культурного центра многие представители диаспоры прошли годичные курсы и получили высшее образование в лучших университетах Поднебесной.

«Дунгане долгое время жили в своем замкнутом мире, занимаясь привычными промыслами. Однако с наступлением нового времени встала задача обучить их современным востребованным в обществе профессиям. В общей сложности в разные города Китая для обучения были направлены почти 200 человек. Будучи носителями китайского языка, многие из них стали переводчиками. Из числа дунган Узбекистана вышли видные агрономы, врачи, учителя, ученые», – рассказал Мане Савуров.

Заметим, что шесть книг под авторством Мане Савурова было издано благодаря финансовой поддержке китайского посольства в Узбекистане.

Поддерживая связь с представителями своего народа из Китая, в свою очередь дунганская диаспора в Узбекистане не остается в стороне, если их настигает беда. Узбекские дунгане не раз помогали пострадавшим от наводнения в провинции Шэньси, атипичной пневмонии в Китае, сильного землетрясения в Сычуане.

photo_2021-11-26_10-20-36.jpg

Мост дружбы

Сохранение национальной культуры не единственная цель Дунганского культурного центра, отмечает собеседник. С самого своего основания Центр обращал и обращает особое внимание на вопросы исследования этнографии не только дунган, но и других малых народов Узбекистана.

«Хорошее знание обычаев и обрядов народов наших стран служит мостом в межнациональных отношениях. При хорошем знании друг друга исчезает почва для недоразумений. В таких случаях даже самые экзотические традиции воспринимаются спокойно. Ведь известно, что все столкновения в современном мире происходят на национальной и религиозной почве. Национализм и религиозная нетерпимость разрушают государства, разделяют общество, они становятся идеологической базой для радикальных группировок и течений. Об этом говорил президент Узбекистана. И мне отрадно, что и Узбекистан, и Китай сегодня являются одними из немногих островков мира и спокойствия, где проживают мудрые народы под руководством мудрых руководителей, которые продвигают идею дальнейшего укрепления дружбы и взаимопонимания между людьми разных национальностей и религий», – отметил Савуров.

Зов предков

Сегодня, будучи потомком народных целителей и членом Ассоциации табибов Узбекистана, Мане Даурович хлопочет не только по делам культурного центра, но и помогает людям в лечении целого перечня заболеваний. Дар исцеления, по его утверждению, он обрел благодаря знакомству с исторической родиной. Китай, как известно, сегодня является центром народной медицины.

«В 1991 году я впервые посетил Китай в надежде найти своих родственников. Однако попытки увенчались успехом только через 22 года. Мне показали место, где прежде находились развалины огромного дома наших предков. Деревня именовалась по их фамилии. Как оказалось, все в округе знали их: это была достаточно зажиточная и влиятельная семья. Мне рассказали, что при раскопках здесь находили мешки с серебром и бронзой. Я сам нашел здесь осколки дорогого фарфора. При бегстве ведь брали только самое необходимое. Возможно, это событие стало для меня потрясением. Я внезапно заболел корью, однако вскоре излечился сам и обрел дар», – заключил собеседник.

loading